tiel_tv6 (tiel_tv6) wrote,
tiel_tv6
tiel_tv6

По эту сторону неба - продолжение фанфика.

Древесный плющ.

Прохладный слабый ветерок залетел в деревянную хижину из светлых досок сквозь не застекленное и не завешанное окно, заставив лицо четверлинга вздрогнуть, вдохнув глубоко свежий воздух. Он открыл глаза и прищурился – во-первых, потому что была середина солнечного дня, во-вторых, потому что видел он не идеально своим единственным видящим правым глазом. Левый был блеклый и давно ничего не различающий. Хит повернул голову и увидел свои круглые очки на столике рядом с кроватью, на которой он лежал. Протянув руку, он надел их и приподнялся на локтях. Он чувствовал себя слабым, но, в то же время дышащим, ощущающим твердость жесткой кровати, запах древесины и леса, чувствовал себя живым. Он не мог понять как оказался в этой маленькой комнате со сквозными окнами и открытой дверью, за которой виднелись деревья. Помимо простой жесткой кровати, застеленной простой тканью, в комнате были столик, на котором он нашел очки, и на котором стояла еще и глиняная кружка с водой, высокий ящик из тех же светлых досок, видимо, предназначенный для хранения чего-то, стул, на котором сейчас висела его привычная одежда, и под которым стояли его сапоги. Сам он сейчас был в какой-то длинной домотканой рубахе серого цвета, но, судя по всему, новой и чистой. Он взял кружку и отпил чистой теплой воды, глубоко вздохнул. Он точно был жив. Но, как это получилось? Зажмурившись, он вспомнил темную бесцветную бурю, потом темную синюю ночь с яркой луной, потом сеть вреди ветвей, рыже-желтые всполохи на дереве… Сейчас он стал вспоминать ту ночь.
Он услышал, как Тугодум и Тарп ушли к каюте капитана, значит, это был шанс, который нельзя упускать. Его сейчас никто не остановит, не бросит ведь Страшезлоб летучий камень, который один сейчас удерживает судно от переворота. Страх улетучился, потому что он поспешил впереди этого чувства, подошел к борту, встал на него и, вскрикнув от сильного удара ветра, упал вниз. Мешочек с чайном был плотно зажат в руке, теперь он его раскрыл , и серебристый песок сам по себе разлетелся по круговороту странной бури, все получалось как на иллюстрации, все получалось… Неестественные тучи уже тогда начинали давать проголызины, но, он летел дальше вниз. Под вихрем, удерживающим в себе корабль, тоже была буря, но, не такая сильная, сквозь тучи была видна полная луна. Он быстро приближался к деревьям и думал , что сейчас все закончится, он разобьется о вершину и все померкнет навсегда. Это будет лучше, чем вариант, при котором он переломает все кости, но все же упадет вниз еще живым и будет ждать, пока какой-нибудь хищник не найдет его и не добьет… Но, вместо жесткого столкновения, он вдруг упал на что-то мягкое и пружинящее. Это была сеть, причем явно рукотворная. Кому пришло в голову натянуть сеть среди безлюдной части Дремучих Лесов? Он ухватился за веревки сети, и, сделал это своевременно, один из концов , держащих сеть, развязался и стал распутываться. В тот же момент что-то шумно проскакало сквозь ветви, скорее всего, зубоскал, и кто-то схватил разматывающуюся веревку рукой. Продолжая сидеть на зубоскале, некто в темноте обмотал соскальзывающую веревку вокруг своей руки, и с силой натянул ее. Зубоскал рыжей масти уверенно вцепился в толстую ветку дерева, на которую приземлился, седок наклонился вперед, удерживая сеть. Ветер продолжал шуметь, качая ветви и не давая увидеть владельца сети. Хтя, это было не так уж и важно…
-Быть может, сеть медленно отпустить, и я тогда смогу спуститься по веревке вниз? – Предложил Хит, понимая, что держать так сеть с ним должно быть не просто.
-Нет. И крепко держись за сеть, пожалуйста. – быстро ответил резкий женский голос.
-Буря скоро закончится, я знаю. – Сказал он незнакомке, хотя, конечно, не ожидал, что его спасителем оказалась какая-то женщина. – Потихоньку можно спуститься.
-Это не из за бури. Посмотри вниз. – Отрывисто сказала она.
Хит, крепко держась за сеть трясущимися руками, повернул голову вбок и поглядел под деревья. Освещенный луной подлесок шевелился оранжевой мохнатой массой. Он сглотнул, поняв, что под ними стая вжик-вжиков, алчно разевающая пасти и ждущая, что потенциальная жертва упадет к ним. Пират постарался расслабиться, чтобы стать еще менее тяжелым, но, в таком состоянии это было очень сложно сделать.
-А есть шанс, что они уйдут? – Тихо спросил он.
-Все возможно. Но, сейчас они никуда не торопятся, потому, пожалуйста, шевелись как можно меньше. Эту веревку мы удержим, но, если развяжется вторая сторона, мы ничего не сможем сделать. А она может развязаться, потому что сеть для ловли птиц, а не воздухоплавателей.
-Не думал, что я такой везучий. Попал в сеть среди леса… Не думал, что здесь кто-то живет. В смысле, из разумных существ.
-Здесь действительно только мы с Аурикс, моим зубоскалом. И, я буду рада, если ты правда окажешься везучим и не упадешь к ним.
-Хотя, в принципе, говорят, что они съедают жертву за секунды… Может, я зря так цепляюсь, и все равно все закончится безболезненно сравнительно.
-Не надо так говорить! Зачем жизни заканчиваться, если можно дальше жить?
-У меня просто уже ни в первый раз такое – думаю, что вот сейчас уже умру, а все остаюсь живым.
-Тогда я очень надеюсь, что так будет и на этот раз. Не надо умирать раньше времени. Как тебя зовут?
-Хит. Рован Хит. А тебя?
-Вудбин. А зубоскала – Аурикс. Мы тебя не бросим.
Порывы ветра слабели, но, все еще завывали. Вдруг послышался треск – не далеко от того места, где были они, упало сухое дерево. Тут же раздался звериный крик – похоже, кто-то неудачно спрятался на том дереве. Зверь рухнул совсем рядом от стаи маленьких рыжих хищников, и, конечно, шансов на спасение у него было очень мало. Взвыв, гигантский губошлеп все же понесся прочь, и вся стая понеслась за ним, очищая пространство внизу.
-Спасибо тебе, губошлеп, что спас нас. – Вздохнул Хит.
-Да, спасибо ему. Пусть небеса примут дух гордого зверя… Сейчас ты должен держаться за сеть особенно сильно, как губошлеп. Я отпущу этот конец веревки, Аурикс спрыгнет под тебя, и тогда мы тебя сможем поймать. Но, до этого ты должен изо всех сил держаться.
-Сделаю все, что смогу… - Ответил Хит, чувствуя, что силы у него уже совсем не осталось. Все же, если не есть два дня, принимая только микстуру, временно предающую сил, то энергия уходит полностью…
Вудбин отпустила веревку. Он почувствовал, что сеть стремительно опускается и свешивается, он закричал, чувствуя, что не может удержать себя, как бы он не старался. Вот он уже летел вниз, но, тут зубоскал совершил мощный прыжок под него. Пират упал на спину зверя, покрытую попоной, почувствовал, что кто-то обхватывает его руками, и потом потерял сознание.
Значит, Вудбин и Аурикс все же справились и спасли его… Но, ведь была ночь, а сейчас уже день.
-Долго же я был без сознания. – Пробормотал он, трогая сухое лицо рукой.
-Наконец ты очнулся. –Раздался голос за дверью. – Ты три дня спал, я стала бояться, что это будет еще дольше.
В дверном проеме появилась Вудбин – не высокая худощавая молоденькая плоскоголовая гоблинша в длинной коричневой тунике. Татуировок на ней не было, и волос на голове тоже не было, но, это нисколько не отталкивало. У нее были оранжевые глаза, взволнованно и немного испугано смотрящие на него. Большие уши украшены лиловыми и красными сережками из каких-то камней. Хит удивился, встретив именно плоскоголовую гоблиншу, и думая, что ему везет с этим народом. Хотя, он был бы больше рад видеть другого плоскоголового, и вообще быть на корабле… Проанализировав сказанное девушкой, он помрачнел.
-Три дня? Ужас какой… А мой корабль?
-Улетел.
-Слава Небесам и Земле, что улетел. Но, почему они не стали искать меня?
-Корабль улетел только вчера вечером. – Призналась гоблинша. – Сначала он кружил два часа после твоего падения и улетел куда-то. Я уже успокоилась, но, утром он снова прилетел, и кружил здесь два дня, а вечером улетел.
-И, почему ты не подала никого сигнала!? – Вскрикнул Хит.
-Я не знала, что должна была. – ответила она. – Я думала, что если ты спрыгнул с корабля, то хотел с него уйти. Потому затаилась.
-Какая глупость! Я не хотел уходить! Я спрыгнул, потому что это был единственный шанс остановить бурю старинным способом. Там были мои друзья, они так долго искали меня , а теперь думают, что я умер и улетели! У меня был шанс! – чуть не плакал он, повышая голос.
-Извини, но, я не знала. Я хотела защитить… - Тихо ответила девушка, ее уши опустились и нижняя губа вздрагивала.
Хит встряхнул головой, поняв, что сорвался. Потом перевел взгляд на забинтованную руку девушки. Это ведь она его удерживала, когда повредилась…
-Это ты меня извини. – Закрыл он лицо руками. – Я злюсь не на тебя, а на ситуацию. Конечно ты не знала, и можно было подумать что все так, как ты говоришь… Прости. Тебя мне надо не ругать, а благодарить. Спасибо тебе большое.
Вудбин смотрела на него широко раскрытыми глазами, стараясь сдержать слезы, подступившие к глазам. Ей это удалось.
-Мне жаль, что твои друзья улетели и не смогли взять тебя с собой, и что они огорчены.
-И мне жаль. Но, сейчас уже ничего не изменишь. Придется как-то выживать без корабля… В мире под небом, где мне нет места из за… - он показал рукой на левую часть своего лица. – Кстати, а почему ты так на меня смотришь, как будто все со мной нормально? Как будто не чувствуешь не отвращения, ни жалости, как это обычно вырисовывается ни лицах всех, кто меня встречает не на корабле?
-Но, ты же тоже не показываешь отвращения, когда на меня смотришь. Я заметила твой шрам, но, просто уже привыкла.- честно призналась она.
-Действительно, три дня ведь прошло… И, почему я то мог бы испытывать отвращение? Это я изуродован шрамом от ожога, а с тобой-то все в порядке.
-Шрамы у всех, наверное, есть, это не страшно. Поглядела вниз она.
Хит проследил за ее взглядом и увидел, что на ее левой щиколотке и ступне шрамы и не хватает мизинца.
-А отвращение… Просто последний четверлинг, которого я видела, говорил, что я уродливая дикарка.
Хит поморщился, представляя, каким же гадом должен быть некто, так оскорбивший девушку, причем абсолютно незаслуженно.
-Это был какой-то ненормальный четверлинг, не предавай значения его словам. – Сказал он. – Ты красивая.
-Правда? – Искренне удивилась она его словам.
Хит тоже удивился такой реакции, но, потом понял, что если жить очень вдали от цивилизации только с зубоскалам, то и примитивный комплимент кажется изысканным…
-Без сомнений. – Улыбнулся он. – Прическа , конечно, немного необычная, но, я ценю нестандартную моду, и, тебе идет.
Щеки Вудбин порозовели, и улыбка появилась в уголках ее рта. Хит тоже улыбнулся, на какой-то момент забыв, что он совсем не красивый из за обожженной части лица, и просто чувствовал себя обычным симпатичным квартермейстером, сказавшим что-то приятное симпатичной девушке.
-У тебя тоже симпатичная прическа. – сказала она, - Особенно эта косичка на бороде.
-Спасибо, старался. – потрогал он бородку, а потом коснулся и лица, и снова помрачнел и перевел взгляд в сторону. Наверняка она просто пытается поддержать его, на самом деле, ничего симпатичного в нем нет.
-Твои вещи все целы и почищены. – Сказала Вудбин. – Я не пыталась ничего украсть, просто вся одежда была мокрой насквозь, а у тебя и так был жар и простуда, могло стать еще хуже.
-Вот почему голова гудит и такая слабость. Простуда! – Сам понял простоту ситуации он. –Я и не заметил…
-Сейчас она уже на спад идет. Но, нельзя переставать лечиться, надо еще несколько дней поберечься. Я сейчас принесу травяной настой, он помогает. И еще бульон.
-О, спасибо. – Ответил Хит, чувствуя, как желудок заурчал при одном упоминании бульона.
Вудбин ушла в другую комнату, то есть, видимо, кухню, и стала что-то передвигать и наливать. В комнату заглянула большая рыжая зубоскалиха.
-Здравствуй, Аурикс. – Сказал Хит, рассматривая зверя. У зубоскалихи была довольно пышная рыжая шерсть, умные глаза. Пятен не было совсем, а хвост был в контрастную полоску – таких рыжих зубоскалов он прежде не встречал. – Спасибо, что спасла меня вместе с Вудбин. Я никогда прежде не общался с зубоскалами вблизи. И с девушками вблизи не общался, в принципе, тоже… - Он сел на кровати, пошевелил плечами. Они не так сильно затекли, как он думал, ощущения были даже лучше, чем прежде.
Вудбин принесла глубокую миску бульона, чай, какие-то гренки, и поставила все на столике перед Хитом.
-Сначала выпей немного травы, а потом поешь. – сказала она. – Бульон из снежника.
-Я так и понял. – Принюхавшись, сказал четверлинг. – А ты со мной не поешь? За компанию…
-Я… Я очень давно ни с кем за компанию не ела. Но, я могу. – Сказала растеряно она, и снова ушла на кухню.
Потом вернулась с тарелкой с какими-то листьями, кусочками мяса снежника и гренками.
-Можешь тоже взять, просто я думала, что после болезни тебе будет тяжеловато. – поставила она тарелку в центр стола.
-Спасибо за заботу. – Улыбнулся он , беря деревянную ложку и преступая к трапезе. Бульон был весьма наваристый и вкусный, и травы, добавленные в него, делали вкус немного непривычным, но приятным. Мясо он тоже немного попробовал. Хозяйка ела понемногу, наверное, все же смущалась в присутствии гостя, и он даже сомневался – правильно ли сделал, уговорив ее есть вместе. Но, просто ему самому было бы очень не комфортно есть одному, когда рядом есть кто-то еще, тем более кто-то, с кем хочется получше познакомиться. Ведь пока ему все равно предстоит побыть в доме у Вудбин еще несколько дней, пока он окончательно не выздоровеет, заботливая гоблинша сама его раньше не отпустит, не смотря на неудобства, он это уже понял. А вот потом надо будет куда-то уходить, и очень жалко, что не на корабль… Но, сейчас с кораблями дефицит, никуда его не примут, даже если он встретит какое-то судно. Разве что переправиться в Нижний город – это самое доступное, не искать же по топям осевшую частично пиратскую армаду в одиночку, а про Вольную Пустошь он и не помышлял. – Нижний город. – Тихо произнес он скептически.
-Что? – Спросила Вудбин.
-Думаю про Нижний Город. Когда выздоровею, отправляюсь туда, потому что больше некуда. Корабль улетел.
-Мне очень жаль…
-Ты ни в чем не виновата. А я постараюсь смириться с тем, что теперь снова придется жить на земле, в пыльном и шумном Нижнем Городе, где все будут таращиться. Смирюсь, все же это мой город. Ты же была в Нижнем городе?
-Да, была, но очень мало. Я оттуда сбежала. – глядя в тарелку, ответила она.
-Да, этому городу далеко до совершенства. – усмехнулся Хит. –Вечно толпа, шум, крики, торговля, сплетни. И надо все время быть начеку, чтобы свое не потерять и что-то приобрести. Если бы я был не оттуда родом, тоже захотел бы уехать, наверное, в принципе. Я и хотел – либо с Санктафракс, либо в пираты. Много учился самостоятельно, по лесам путешествовал даже, карты составлял, а все зря. Пиратом стал, но, мои знания там мало были нужны, я скорее был матросом, чем квартермейстером. В Санктафракс ненадолго попал, уже благодаря пиратам, но, здорово разочаровался – он такой же, как Нижний Город, только более замедленный и нарядный. Конечно, хорошие персоны есть везде, я не хочу говорить плохо о городе ученых, у меня двое друзей родом оттуда, один, кстати, тоже плоскоголовый. Но, летающий город – не такой, как я мечтал.
-Твой друг плоскоголовый и из Сантафракса? Такое возможно? – удивленно спросила девушка.
-Конечно. Он работал элитным стражем. Плоскоголовая стража Сокровищницы –это же очень известные ребята, почти единственные нормальные в Санктафраксе, наверное… Разве ты не знала?
-Нет, не знала. Я из Дремучих Лесов, жила очень далеко отсюда, там о больших городах мало чего известно было.
-Ну, если захочешь, я много тебе рассказать смогу. А как вышло, что ты одна решила отправиться в город, если так далеко жила? Или ты не одна была, наверное.
-Да, я была не одна. И я не отправлялась, меня отправили. Усыпили, связали , отправили и продали в Нижнем Городе .- тихо ответила она.
Хит опешил от такой информации и заморгал.
-Оу.. Мне очень жаль. Я, конечно, знаю, что в Нижнем Городе есть рабство, хоть это и запрещено давно, но, я в первый раз с примером таким встречаюсь. Значит, ты сбежала не в переносном смысле. Но, ты молодец, я очень рад, что ты сбежала. И, как выходец из Нижнего Города, я извиняюсь перед тобой за то, что мой город с такой плохой стороны перед тобой пристал.
-Спасибо. Это давно в прошлом, и, не надо извиняться, ты то совсем не такой. А то и мне придется извиняться за все плохое, что делали кочевые племена плоскоголовых.
-Лично мне плоскоголовые никогда ничего плохого не делали, так что, тебе извиняться точно не надо. А как ты сбежала?
-Мне помогла Аурикс. Мы вместе были прикованы в подвале дома, пока не станем менее дикими. Вообще, Аурикс не дикая, на ней определенно уже ездили в лесу, просто потом ее тоже поймали и продали, как и меня. Ее прицепили за ошейник, а у меня была цепь с защелкой на ноге. Когда все ушли и уснули, я уговорила Аурикс перекусить мои кандалы, и у нее все получилось, хоть и с трудом. – Она посмотрела на ногу в шрамах. – Но, это не ее вина, наоборот, я была бы рада освободиться даже с большими травмами. А потом я освободила ее, мы нашли выход и сбежали как можно дальше от того дома. Несколько дней скрывались в стойле одной таверны. Ты правильно говоришь, хорошие персоны есть везде, и мне такие встретились. Подлечили меня, дали еды и вещей, и объяснили как попасть в лес. И, у нас все получилось.
-Давно вы здесь так одни живете?
-Лет шесть уже…На самом деле, мы не совсем одни. В полудне езды на зубоскале тут есть деревня древесных гоблинов, они не против сотрудничества с теми, кто приходит с миром. Мы сможем отправить тебя в Нижний город из их деревни, когда ты поправишься.
-Я вас не стесняю?
-Нет, у меня есть и кухня, и комната Аурикс, эта комната в твоем распоряжении. Чтобы спуститься в дерева, можно использовать веревочную лестницу, она закреплена снаружи. Можно и по самому дереву, оно ветвистое. Но, пока ты не окреп, лучше по лестнице.
-А зачем мне спускаться?
-Ну.. ради удобств. Умыться и прочее. Совсем не далеко от нашего дерева есть ручей, ты его увидишь с дерева. Если будет сложно спускаться, я помогу.
-Эх, интересно, почему женщины периодически пытаются заботиться обо мне, наверное, я так жалко выгляжу?
-Нет. – ответила Вудбин и задумалась. – Просто хочу быть гостеприимной, после того. как давно ни с кем не общалась. А кто были другие женщины?
-Ну, когда-то давно – мама, естественно. Мама шила одежду, отец делал головные уборы, благодаря им у меня есть такая пиратская одежда. Шинель, правда, на корабле оставил. – Хит улыбнулся. - Потом знакомая из Санктафракса тоже временно опекать пыталась. Я в курсе, что я не выгляжу силачом, и что порой жалуюсь, но, я не такой слабый… Если что, я могу тоже помогать.
-Хорошо, я обязательно обращусь. Будем взаимно полезными.

Так прошло несколько дней. Хит чувствовал себя все лучше , чистый воздух леса, бульон и травы помогали прийти в норму быстрее, чем он это себе представлял. Вудбин и Аурикс довлольно часто отсутствовали – где-то собирали масло темного вяза, которое потом обменяют на другие блага в деревне древесных гоблинов, собирали грибы и дикие овощи и фрукты, охотились на птиц. Последних они, правда, редко ловили, одной разумно разделенной тушки хватало надолго, а, чтобы она не испортилась, хранили ее в земляном углублении в тени деревьев. Конечно, в большинстве случаев собирала только Вудбин, Аурикс лишь составляла компанию и перевозила собранное. Но, вот в охоте зубоскалиха была первой – стремительно прыгнув на стаю уток или снежников, она могла обеспечить пропитание и себе, и с двуногой подругой поделиться. В этом плане зубоскал – прекрасный домашний зверь, сам себя прокормит и всем обеспечит, и при этом остается верным хозяину – ездоку. Единственное что зубоскалу необходимо от двуногих друзей – заботу о их лапах. Конечно, дикие зубоскалы сами себя обеспечивают и этим уходом, но, как давно выяснили заводчики зубоскалов, зверю просто необходимо, чтобы их конечности были без мозолей и повреждений, обработанные маслом темного вяза, травяными смесями или животным жиром , потому что чувствительность лап обеспечивает гарантию правильного захвата за ветки, возможность ощутить их прочность и пружинистость. Вудбин об этом рассказали как раз древесные гоблины, и с тех пор отношения между зубоскалихой и гоблиншей стали еще более теплыми.
С Хитом девушка встречалась во время принятия пищи, он рассказывал о жизни на обоих кораблях, на которых он летал, о различных приключениях. О том, как они попали в шторм, стерший воспоминания большинства из команды, и в котором он получил ожог от шаровой молнии, о том, как потом они все светились от воздействия необычного шторма. Вудбин с интересом слушала, а сама мало говорила. Она довольно хорошо знала общий язык, но, все же говорить долго на нем ей иногда было сложно, особенно, когда до этого говорила весьма мало на протяжении нескольких лет.
Когда Хит чувствовал себя уже вполне здоровым, девушка предложила ему научиться езде на зубоскале. Все же в деревню древесных гоблинов будет гораздо быстрее попасть, если они поедут верхом. А до этого, как выяснилось, верхом Хит никогда не ездил.
-Я знаю теорию, читал много раз. – Сказал он, когда Вудбин стала ему объяснять, что, в принципе, делать ничего не надо – только держаться. – Но, от этого мне не становится понятнее… У Аурикс такая легкая упряжь, я даже не уверен, что она выдержит меня.
-Она выдержит, я не сама делала упряжь, а купила у профессионалов. Она выдержит нас обоих.
-Обоих! Действительно, нам ведь вдвоем ехать придется… А ей не тяжело будет?
-Нет, ты легкий. И я не очень тяжелая. А зубоскалы могут нести на себе и весьма тяжелых индивидуумов. Так будет даже легче, ты будешь держаться за меня, я буду держать поводья.
-Вообще то, меня это смущает. Может, я мог бы держаться за что-то еще? Как-то неловко держаться за девушку…
-Представь, что я поручень, а не девушка, если так будет проще.
-У меня не настолько богатая фантазия, чтобы спутать сухое дерево с кем-то живым и мягким!
-Я не такая уж и мягкая, скорее костлявая. Как и ты.
-Но, по сравнению с деревом все равно мягкая.
-Хорошо, представь, что я парень, а не девушка. За парня ты ведь держался бы? В принципе, какая разница…
- Вообще-то между парнем и девушкой большая разница! Я буду представлять, что ты просто девочка-подросток, помогающий старичку.
-Глупости… Ты молодой, а мне почти двадцать четыре.
-А мне почти сорок. Так что, по сравнению со мной ты все равно подросток. Хотя, мне казалось, что ты еще моложе.
-А я думала, что ты не на много старше меня. Хотя, какая разница? Представляй все, что угодно, главное крепко держись за меня, когда мы поскачем. Садись.
Аурикс присела около плоского камня, с которого новичку будет удобно забраться ей на спину. Вудбин села впереди и протянула руку Хиту. Он сначала пытался забраться без помощи, но, потом все же взял ее за руку. Вблизи на плечах девушки виднелись шрамы, он решил, что это следы каких-то событий жизни в племени. Все же, она из боевого клана, хоть сама и такая миролюбивая. Еще он рассмотрел вблизи шейные кольца гоблинши. Большинство бровастых гблинов, которых он когда-либо видел, носят шейные кольца, откуда бы родом они ни были, видимо, это дань традиции. Но, если у Тугодума кольца были из непрерывных согнутых толстых круглых прутов (Хиту было даже представить страшно – как такое накручивать на шею и не бояться задушить того, на кого это надеваешь), то у Вудбин кольца шли сплошной пластиной и соединялись сзади на шее защелкой, видимо, ее шейное украшение съемное.
-Сейчас поедем. – Повернулась к нему Вудбин. – Крепко держись - за зубоскала ногами, за меня- руками. Это важно.
Он положил руки ей на талию, сжал ноги вокруг круглого тела Аурикс. Девушка подала знак зубоскалихе, и та сначала просто пошла по земле. Покатый зверь - не самый простой транспорт, как очень скоро понял Хит. Он то и дело начинал съезжать, и был вынужден подтягиваться и сильнее хвататься за Вудбин. Через некоторое время он понял, что здесь как на корабле – надо просто наклониться заранее в правильную сторону, и тогда будет проще удерживать равновесие.
Для начала они ограничились просто ездой, Вудбин передумала рисковать и отправляться на деревья в первый же день. Только через пару дней тренировок, они перешли к прыжкам. Благо, инстинкт самосохранения у Хита работал хорошо, и он обхватил Вудбин достаточно хорошо, чтобы удержаться. Гоблинша просто молча улыбалась, хотя Хит думал, что она как-то прокомментирует его решение хорошо держаться. Он бы прокомментировал. Прыжки по деревьям были очень непривычным занятием. С одной стороны – опять трясло, надо было еще настойчивее удерживать равновесие и внимательно смотреть вперед, чтобы не удариться. Сейчас он наблюдал за действиями Вудбин и повторял все за ней, но, в одиночку это было бы очень сложно. Но, с другой стороны – он снова мог ощутить полет, и это было прекрасно.
Аурикс поднялась на толстые широкие ветки какого-то дерева и остановилась. Были деревья и выше, но, и с места их остановки открывался вполне широкий обзор. Небо было чистым, но слева на горизонте виднелись тучи, видимо, ночью пойдет дождь. Ветер шевелил мех Аурикс, платье Вудбин и волосы на правой стороне головы Хита.
Девушка посмотрела на пирата и увидела в его лице такое блаженство и спокойствие. Под стеклом круглых очков у глаза блестела слеза. Девушка опустила глаза, ей стало очень жаль Хита, - сейчас она чувствовала, что пират без неба чувствует себя как птица, не способная летать, и она виновата в том, что он теперь не на корабле, не в своей летящей стае… Если бы она только знала тогда, что вредит ему, скрывая от корабля…
Хит посмотрел на нее и увидел, что Вудбин печальна. Он подумал, что, наверное, она устала от тренировок и бессмысленных прыжков, от компании и излишнего общения. Она нравилась ему, но, он считал, что если кто-то привык жить один, то он не должен вмешиваться в чью-то жизнь. Потому, надо будет поскорее уехать и оставить ее мир ей. Представив эту перспективу, пират понял, что обязательно будет скучать теперь еще и по своей лесной спасительнице, по ее дому и зубоскалу. Было в них с Вудбин что-то общее, близкое, и ему было жаль, что они не смогут остаться друзьями.


На следующий день после успешной тренировки на деревьях, Вудбин и Хит собрались отправиться к соседям – древесным гоблинам. Ночью был дождь, но, утром все уже почти высохло, лес сиял каплями, сохранившимися в тени на листьях , все было удивительно мирно и спокойно. Хит смотрел с дерева на это место, ставшее его временным домом, и не мог налюбоваться. Скорее всего, он уже никогда не увидит этого района леса, этого маленького аккуратного домика на дереве и саму Вудбин. Он сожалел, что не умеет рисовать, и не сможет запечатлеть ее лица на бумаге, чтобы иногда смотреть на изображение, когда затоскует. Он сам удивлялся своим мыслям- прежде его ни разу не задумывался о таких вещах и не скучал по временным знакомым еще не расставшись с ними. Наверное, дело было в том, что раньше он никогда не бывал в такой странной и в чем-то романтичной ситуации. И она останется в лесу совсем одна с Аурикс, такая хрупкая и ранимая. Хоть и ловкая, смелая и много умеющая…
Вудбин смотрела на него с земли и не смела торопить. Она думала о том, что хоть пирату и надо поскорее добраться до цивилизованного мира, где, может быть, он все еще сможет попасть на корабль. пусть и не на свой, но, он все равно грустит из за расставания с лесом. Лес прекрасен, если знать, как в нем жить, она бы ни за что не покинула свой теперешний дом. Скоро они с Аурикс снова будут одни, совсем не стесненные и неразговорчивые, предоставленные сами себе. Хотя, разговоры Хита ее не раздражали, как она понимала теперь, хоть изначально она и опасалась, что не выдержит общения с выходцем из города. Видимо, все дело было в нем самом… Пусть ему встретятся хорошие индивидуумы, которые будут видеть его, а не его шрамы, из за которых он так переживает.
На спине Аурикс были специальные крепления для мешков, в которых поместили сосуды с вязовым маслом, какие-то коренья, растущие только в этом участке леса, а так же сумку с вещами и продуктами, которые возьмет с собой Хит, когда останется в деревне и будет ждать прилета какого-нибудь корабля. Когда-то эту сумку подарили Вудбин друзья из таверны, теперь она дарила ее тому, кого повезло спасти. Ехать надо было почти пол дня, и во время путешествия они несколько раз останавливались. Хит не мог запомнить дорогу, хоть и пытался – деревья выглядели слишком одинаковыми. Он сказал об их похожести вслух. Вудбин пояснила, что по пути ориентируется по некоторым сигнальным меткам, заметным только ей. Теперь она стала указывать на них и ему – засечки на деревьях, связанные согнутые ветви, особые изгибы реки. К тому же, у Аурикс прекрасное чутье и хорошая память , зубоскалиха хорошо знает дорогу в деревню, где она может пообщаться с другими зубоскалами.
В основном, оба молчали, просто смотрели по сторонам и ехали. Хит уверенно держался за Вудбин, и она думала о том, что, наверное, больше никто и никогда не будет обнимать ее, даже представляя, что она то ли перила, то ли какой-то парень или подросток. Как девушку ее вряд ли кто-то решился бы обнимать, для гоблина она слишком мелкая и лысая, для других, скорее всего, вообще неприятная, хоть Хит и не показывает неприязни, но, это просто потому, что он особенный.
Когда солнце перешло полуденный рубеж и продвинулось к западу, они доехали до деревни. Древесные гоблины, не высокие длинноносые тощие создания с зеленой кожей, узнали Аурикс и Вудбин, все же, она хотя бы раз в месяц – два месяца приезжала к ним. Увидев с ней еще и четверлинга, они удивились, и Вудбин вкратце рассказала им о пирате, попавшем в ее сети во время шторма. Древесные гоблины хорошо относились к пиратам, все же те периодически торговали и с ними, потому и к Ровану Хиту положительно отнеслись. Хотя, он не мог не заметить, что взгляд абсолютно каждого нового гоблина по пути останавливается на его ожоге. Кто-то вздрагивает и расширяет глаза, кто-то отводит взгляд, кто-то шепчет что-то вроде «бедняга», «должно быть, больно было», «храни вас Небо от такого…». Аурикс осталась в стойле, радостно перегавкиваясь с другими зубоскалами, а плоскоголовая и четверлинг пошли на деревенский базар.
-Здесь можно купить все необходимое. Масло вяза – прекрасная валюта, древесные гоблины любят зубоскалов, и просто используют масло для фонарей. Будешь обеспечивать себя всем нужным, пока какие-нибудь пираты не прилетят. – С улыбкой говорила Вудбин, показывая другу лотки с различной провизией и одеждой. – Спать можно в том большом доме, там всегда предлагают комнаты… Хит, ты слышишь меня?
Она посмотрела на пирата и увидела, что тот побледнел и выглядит очень расстроенным. Он смотрит на всех вокруг так запугано, хоть никто из прохожих не смотрит на него как на врага. Но, они все равно все смотрят… Взрослые, дети, старики, все рассматривают незнакомца. Незнакомца с обожженной половиной лица.
-Хит. – Вудбин развернулась к нему и взяла за руки.
-Я… - заморгав, посмотрел он на нее. – Я слишком отвык от толпы. От тех, кто видит впервые…
Он сгорбился , поднял воротник камзола и смотрел в землю.
-О, Хит, прости меня пожалуйста… - Сказала Вудбин, понимая, какую ошибку совершает. – Я так давно ни с кем не общалась, что перестала думать о чувствах других. Мы сейчас уйдем отсюда. Все будет хорошо.
Не выпуская его руку, чтобы он не отстал, она подошла к прилавку с соломенными головными уборами и купила шляпу с широкими полями.
-Вот, надень, надеюсь, что так тебе будет комфортнее. – Сказала она, забирая у растерянного Хита сумку и вручая ему головной убор.
-Д-да, наверное. – сказал он, поглубже надевая шляпу. Когда лицо оказалось в тени, ему даже дышать словно бы стало легче. Он просто не мог с собой ничего поделать, взгляды как стрелы ранили его. Взгляд Вудбин тоже успокаивал его, она сейчас смотрела мягко и улыбалась.
-Тебе даже идет эта шляпа. – Сказала она. – Все, пойдем к стойлу Аурикс, и поедем домой.
Хит безропотно шел за ней, все так же глядя в землю, но, уверенно идущий, потому что девушка держала его под руку прижималась плечом.
-Погоди, куда- домой? – Наконец дошел до него смысл услышанного.
-Ко мне, конечно. – Спокойно ответила она. – Тебе нельзя в город, если тебе даже в деревне плохо становится, как же я сама об этом не подумала… Ты тоже будешь жить в лесу, мы построим тебе домик на дереве, будем соседями.
-Но, вы же привыкли жить одни.
-Будем жить одни с тобой. У нас ведь все хорошо эти полторы недели было, правда?
-Все было даже отлично… Но, значит, я правда не мешаю?
-Совсем не мешаешь. Я думала, что тебе будет лучше там, где ты сможешь встретить корабли…
-Не нужны мне корабли. Мой улетел, а летать можно и на зубоскале.
Они вошли в стойло и быстро нашли Аурикс. Здесь, где вокруг были только животные, Хит стал чувствовать себя еще комфортнее, он сел на солому и глубоко вздохнул.
-Я чувствую себя идиотом и неудачником. – сказал он, усмехнувшись. – Пират , называется… Еще и квартермейстер , который должен деловые сделки заключать с кем угодно. Еще и лучший по эту сторону неба.
-А ты и есть самый лучший по эту сторону неба. – села напротив девушка. Она погладила его по руке. – Извини, что была такой эгоисткой и решала за тебя.
-Я еще больший эгоист. Тебе же надо было что-то купить в деревне , а я вдруг в ступор впал…
-Я куплю. Ты подождешь меня здесь с Аурикс, а я быстро схожу за всем необходимым. Хорошо?
-Конечно хорошо. Лучше просто не бывает. С Аурикс мы найдем о чем поговорить. Спасибо тебе большое…
Вудбин пожала ему руку, сняла с плеча сумку, предназначенную для него, потом взяла только то, что собиралась обменивать, еще раз погладила его по руке, и ушла за покупками.
-Аурикс, у тебя очень необычная хозяйка. – Сказал улыбающийся Хит зубоскалихе. –Даже если она оставляет меня у себя из жалости, я не против ее заботы. И, конечно, у каждого из нас будет свой домик на дереве, а пока я еще буду стеснять вас с ней. У нее такая милая улыбка…

На небе уже зажглись звезды, когда Аурикс привезло Вудбин и Хита обратно к ее домику. Все звуки леса казались такими родными и домашними , было ощущение возвращения домой после долгого странствия. Такого Хит не испытывал с самого детства, и сейчас он словно снова был совсем юным и счастливым. Дома они зажгли фонарь , и девушка поставила на стол купленные пирожки с сыром и рыбой, а так же бутылочку дубояблочного сидра, которую она не собиралась покупать, но, все же купила.
-Надо отметить наше соседство. Верно? – Обратилась она к Хиту.
-Абсолютно верно, дорогая соседка. – Сказал он, ставя на стол красивые глиняные кружки. – За нашу дружбу и взаимопомощь.
-И взаимопонимание. – Кивнула она, наливая ароматный терпкий сладкий напиток.
После застолья и путешествия, они снова разошлись по своим спальным местам, хотя, сон все никак не приходил. Потому оба вышли на широкую ветку и еще долго наблюдали за звездами и лесом, пока на самом деле не захотели спать. Просто молча сидели, прижавшись плечами друг к другу, чувствуя тепло и спокойствие. Вудбин села слева от Хита , и, он сначала опять стал переживать из за вида своего лица, закрыл щеку рукой.
- Не надо, ты красивый. – Тихо сказала Вудбин чуть более раскованным после сидра голосом.- Ты такой милый, что молния решила тебя поцеловать.
-Так вот что это было… У стихии проблемы с выражением чувств, прямо как у нас с тобой. – Без тени обиды сказал Хит, убирая руку от лица и беря за руку девушку. Дальше они просто молчали и смотрели на звезды.
Молчать вместе – это тоже замечательно, как поняли оба. Когда Хит первым начал склонять голову, засыпая, Вудбин тихо потрясла его за локоть, оба встали и отправились домой – он в комнату, она – на кухню.


Tags: фанфик, хроники края
Subscribe

  • Кислуха 2019

    Сегодня день совершенно внезапно(в принципе, как это было и пять лет назад) стал днем поездки в старую добрую Кислуху. Очень важную деревню, которая…

  • Весеннее))

    Сегодня была в парке во время градо-грозы с проблесками солнца. Очень приятный опыт) Прилетела и чуть-чуть показалась иволга. Май…

  • Парковые мысли

    Прогулки в любимый Юбилейный Парк - это всегда праздник, особенно если день оттепельный и пасмурный, и кажется, что начнется дождь, но,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments